Киргизия: Министр сказал. А что сделал?

В 2022 году Кыргызстан полностью обеспечит себя хлебом. Об этом заявил в начале прошлой недели представителям СМИ министр сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации Эркинбек Чодуев, пишет "Вечерний Бишкек". Но для достижения намеченных планов требуется проведение грандиозных перемен в аграрной отрасли страны. Способны ли чиновники осуществить задуманное?

На чужом поле

Власти страны наконец поняли, что без собственной пшеницы мы пропадем. В России, Казахстане бушуют засухи, проливные дожди. Казахстан уже открыто заявил о своем намерении отправить в Кыргызстан только 40 тысяч тонн продовольственного зерна, но ведь этого для нас недостаточно. Да, возможны полулегальные поставки, но и они погоды не сделают.

Нам необходимо запасти минимум миллион тонн пшеницы. А собственными силами в лучшем случае мы соберем только 680 тысяч тонн зерна. Ох, как бы не пришлось нам обращаться к соседям за гуманитарной помощью. Впрочем, это не впервой.

Каким же образом министр Чодуев намеревается обеспечить Кыргызстан в 2022 году хлебом? Он хочет увеличить зерновой клин до 320 тысяч гектаров. Под озимый сев пшеницы в этом году уйдет уже 220 тысяч га, значит, Чодуеву придется где–то найти еще 100 тысяч. А сейчас не советские времена, когда крестьянам приказывали увеличивать посевы той или иной культуры, или, наоборот, сокращать.

Остается один вариант: заинтересовать земледельцев в выращивании пшеницы, а вот с этим у нас напряженка. Государство закупает у фермеров в последние годы для обновления запасов Фонда госматрезервов только 10 тысяч тонн зерна. Остальной урожай крестьяне реализовывают сами. К полеводам приезжают вездесущие коммерсанты и скупают пшеницу почти что по грабительским расценкам.

Сейчас, к примеру, горе–предприниматели приобретают пшеницу у дехкан в среднем по 15 сомов за килограмм. Цена едва покрывает затраты крестьян. Поэтому они не спешат продавать урожай, приберегают его до зимы, когда зерно подпрыгнет в цене.

Наши мелькомбинаты (вернее, мелкие мельницы, крупные мукомольные предприятия давно на приколе) работают на импортном сырье. Но ведь уже осенью из Казахстана мы не сможем импортировать пшеницу в необходимых объемах. Как будут выкручиваться правительство и Минсельхоз - не очень понятно.

Наверное, только в Кыргызстане государство сумело отгородиться от крестьянских забот. Во всем мире земледельцев щедро кредитуют, дотируют, заботятся о предоставлении им рынков сбыта. У нас все по–другому. Работает фермер - хорошо. Разорился - не беда, его землю вмиг купят родственники руководителей айыл окмоту или городские бизнесмены для строительства жилых домов.

В лучшем случае фермер–неудачник может отдать свой надел арендаторам. А они уже из земли выжмут все соки. Займутся, к примеру, выращиванием овощей и будут нещадно, до полного истощения поливать ее селитрой. Таких случаев сколько угодно.

Недавно один знакомый чиновник Минсельхоза назвал весьма грустную цифру. Если еще 10 лет назад пшеницу выращивали 150 тысяч фермеров, то сейчас только 70–80 тысяч. И эта печальная тенденция пока продолжается. Каким образом министр Чодуев хочет ее переломить - непонятно.

Семена розовых надежд

Если честно, кое–какие алгоритмы в действиях правительства и Минсельхоза все же прослеживаются. Но эти алгоритмы такие путаные и противоречивые, что, скорее всего, не помогут, а навредят земледельцам.

Судите сами. В прошлом году в стране был принят Закон "О госдотациях в семеноводстве". Согласно этому документу, семхозы реализовывали крестьянам посадочный материал с 30–процентной скидкой. Кроме того, государство предусмотрело 64,9 миллиона сомов для дотирования семхозов.

Семеноводческие хозяйства не клюнули на эту удочку. На дотирование семхозов было запрошено только 10 миллионов сомов. По–другому и быть не могло. Эти специализированные хозяйства, согласно закону, получали компенсации только осенью, после сбора фермерами всего урожая. Этот момент и вызвал недоверие у семеноводов. Лишь пятая часть семхозов доверилась государству.

А ситуацию с семенами для сева озимой пшеницы вообще можно назвать абсурдной. Мичуринцам рекомендовалось выделить посевной материал фермерам осенью, а компенсацию за него они бы получили летом следующего года. За это время может произойти все что угодно: разорятся семхозы, в бюджете появится огромный дефицит финансов. В такие игры семеноводы с государством играть не стали. И правильно сделали.

Поэтому правительство в своем специальном постановлении внесло существенные (пока временные, до начала работы Жогорку Кенеша) поправки в закон. Компенсация денежных средств может быть произведена уже через 15 дней после реализации фермерам посевного материала.

Здесь появилась одна загвоздка. Семхозы получат компенсацию, если на это даст добро специальный уполномоченный госорган по сертификации семян.

Господи, сколько же можно плодить эти органы! Может, достаточно гарантии в письменном виде от руководителей семхоза? Если мичуринцы обманут фермеров и выдадут им, скажем, не семена первой репродукции, а третьей, то крестьянин вправе будет подавать на них в суд.

Наверное, имеет смысл пойти по мировому цивилизованному пути, а не по–нашему, бюрократическому.

Жарко, еще жарче

Проблема с семенами - это еще цветочки, ягодки в другом. Государство пока не обмолвилось о закупочных ценах на пшеницу. А раз так, то и фермеры не будут спешить сеять эту культуру. Им уже порядком надоело продавать свой урожай за здорово живешь коммерсантам. Ясно как день, пока не будут установлены твердые закупочные цены на зерновые колосовые культуры, причем выгодные для фермеров, ни о каком увеличении посевов пшеницы говорить не придется.

Без науки мы также не сможем добиться зерновой безо-пасности. Не секрет, что наши семхозы на сегодняшний день занимаются в основном размножением импортного посевного материала. Местные сорта пшеницы, ячменя, кукурузы уже давно канули в Лету, а ведь они способны давать отменные урожаи, потому как прекрасно приспособлены к местному климату.

Недавно Эркинбек Чодуев с гордостью говорил о том, что в нынешнем году средняя урожайность пшеницы составляет 28 центнеров с гектара. В эту цифру верится с трудом, потому как фермеры жалуются на жару, существенно подкосившую урожай этой культуры.

Кроме того, в запасниках Института земледелия есть местные сорта пшеницы с урожайностью по 30–35 центнеров с гектара. Но цепочка "наука - производство" у нас разорвалась еще в 90–х годах, и ее никто не стремится восстановить.

Не повысить нашим фермерам и урожайность основных сельхозкультур и без создания эффективной мелиоративной базы. Климат Кыргызстана коварен. Весной, в период вегетации пшеницы, ячменя и кукурузы, воды с гор зачастую поступает мало, что потом сильно сказывается на урожайности. Поэтому в каждом районе, по идее, нужно возводить водные резервуары, то бишь бассейны суточного, декадного и месячного регулирования. Но эта работа идет ни шатко ни валко.

Есть еще одна тревожная новость: ученые утверждают, что к 2050 году размер ледников Кыргызстана сократится на треть. То есть нас ждет невеселое засушливое время. Поэтому уже сегодня необходимо принимать превентивные меры.

Все эти проблемы, согласитесь, вызывают тревогу. Понятно: необходимого миллиона тонн пшеницы мы при всем желании собрать не сможем. Значит, будем покупать ее, если удастся, за границей. А это может отразиться на ценах и, возможно, приведет даже к дефициту.

 

Новости

Аналитика и интересное о зерновом рынке

News in English