Казахстан: Переработка муки в стране находится в бедственном положении

Удивительно осознавать, что в Казахстане, важную часть экономики которого занимает сельское хозяйство, а чиновники наперебой твердят о важности развития перерабатывающей отрасли, сами переработчики в данный момент едва стоят на ногах. Речь, в частности, идет о мукомолах.

Никому не нужные

Еще каких-то 10 лет назад ситуация была диаметрально противоположной: один за другим открывались мельничные комплексы, не было отбоя в заказах и работе. Огромные рынки сбыта, перспективы – все это сегодня ушло в небытие. Сельхозтоваропроизводители готовы закрывать свои предприятия. Многих от этого шага удерживает лишь ответственность – в селах люди останутся без работы и средств к существованию.

Ситуация складывается следующая. В той же Северо-Казахстанской области, главной житнице страны, действует около 20 мукомольных комбинатов. И практически у всех одна и та же проблема: предприятия не загружены. Тимирязевский мукомольный комбинат – один из крупнейших в Казахстане. Три года назад здесь трудились 130 человек, в день перерабатывалось 1,2 тыс. тонн зерна. И при такой мощности и потенциале сегодня на мельнице числятся всего 25 работников, а за сутки производится лишь 100 тонн продукции.

«Я вас уверяю – наша работа сейчас убыточна! Если посчитать все расходы, запчасти, сырье, мы даже разговор поднять не можем, чтобы как-то своим сотрудникам увеличить зарплату! Они уже сами просят: ладно, не увеличивайте, но хотя бы не сокращайте!» – посетовал в ходе совещания в Северо-Казахстанской палате предпринимателей, посвященного проблемам отрасли, директор Тимирязевского мукомольного комбината Иса Аллахяров.

Бизнесмены считают, что на государственном уровне бедами мукомолов никто не интересуется. Как будто Казахстану достаточно славы сырьевого придатка. Как итог мы полностью лишились всех некогда наработанных рынков сбыта. Импортеров интересует только зерно, а не продукция его переработки. Например, в 2012 году из РК в Узбекистан шло 1,2 млн тонн муки, в 2020-м экспорт упал до 650 тыс. тонн. Тогда как зерна в том же 2012-м мы экспортировали всего 658 тыс. тонн, то за прошлый год цифра выросла до 2,3 млн тонн. Полюса полностью поменялись.

С Таджикистаном то же самое. 10 лет назад туда везли примерно 380 тыс. тонн зерна и муки. Как итог сейчас Казахстан сырьем отправляет в ту сторону 1 млн тонн, а вот тоннаж продукции мукомолов рухнул до 85 тыс. тонн.

Сейчас у отечественных экспортеров муки есть только Афганистан. И то, несмотря на бесконечные войны и политическую нестабильность, там открываются собственные мукомольные комбинаты. И однажды может случиться так, что казахстанская мука и там не будет нужна. Даже то, что к 2020 году ввоз муки в эту страну составил 577 тыс. тонн против 63 тыс. тонн, например, в 2014-м, не говорит о том, что Казахстан здесь как экспортер имеет главенствующее положение. Отечественные мукомолы с горечью отмечают: им просто повезло, так как у другого, возможно, куда более выгодного для афганцев поставщика – Пакистана – случился неурожай. Так что обольщаться не приходится.

Но почему такое происходит? Проблемы казахстанских мукомолов из года в год кочуют одни и те же. Это как внутренние факторы вроде нехватки грузовых вагонов (хотя некоторые предприятия такой проблемы странным образом не испытывают), постоянно растущие цены на сам ж/д транспорт, так и внешние, вроде недобросовестной конкуренции, прежде всего со стороны Узбекистана. О последнем – чуть позже. Стоит остановиться прежде на новой головной боли, озадачившей предпринимателей: в Казахстане муку сделали биржевым товаром. Подобное решение переработчики считают по меньшей мере странным.

«Мука – это брендированный товар. Нельзя сравнивать муку от двух разных производителей. Одна мука продается дороже, другая – дешевле. Дороже реализуется та, в которую предприятие десятилетиями вкладывало свою репутацию, налаживало торговые связи. В любом супермаркете можете обратить внимание, что 2 кг муки от различных производителей стоят по-разному. Продавать все по одной цене, я считаю, нерационально. Те органы, которые инициировали данное решение, они не вникали в суть нашей отрасли и торговли», – говорит коммерческий директор компании «СевЕсильЗерно» Таисия Колегова.

Непонятна цель выхода на биржу. Фиксация экспортных цен, их прозрачность? Мукомолы заверяют, что их деятельность и финансовые обороты и так как на ладони у государственных органов. Контроля, в частности по стоимости, и без того предостаточно. Зато теперь, привлекая брокеров и маркетологов, тратить придется чуть ли не больше, чем обходятся сегодня маржинальность производства и экспорта муки. Финал такого подхода к ценообразованию будет закономерным: закрытие производств из-за отсутствия рентабельности.

Вагончик тронется...

А вот стоимость железнодорожных перевозок, как уже говорилось выше, проблема системная, многолетняя. Доходы от переработки падают, тогда как тарифы на постоянной основе растут. В этом году, отмечают предприниматели, их даже не уведомили о том, насколько возрастет цена на транспортировку. Сюрприз оказался неприятным – на 28 тыс. тенге поднялся тариф по Казахстану в экспортных направлениях, на 25 тыс. тенге – по территории страны. Собственники вагонов тоже на 30-35 тыс. взвинтили свои ценники на аренду. Как итог ставка на пользование вагонами возросла примерно на 67 тыс. тенге. Если все сложить – выходит подорожание тарифа на 100 тыс. тенге. В условиях падения рентабельности цены уже движутся к неподъемным.

И это в своих границах! А ведь чтобы попасть в тот же Афганистан, нужно платить стране, через которую идет транзит. В данном случае Узбекистану. Всего 700 км, но соседи с нашими экспортерами не церемонятся, выставляя свои тарифы. 53 доллара США за одну тонну груза! Хотя, к примеру, 3 тыс. км дороги в Туркменистане облагаются тарифом в 32 доллара за тонну. Но этот путь по разным причинам не подходит. В итоге приходится мириться с грабительскими ценами от узбекской стороны.

Узбекистан, защищая собственных переработчиков, чинит препятствия казахстанским. Доходит до абсурда. Груженые казахстанские вагоны либо долго простаивают на территории этой страны, либо вообще теряются. Полтора месяца в пути – такое не понравится ни одному покупателю. Тем более если раньше на дорогу хватало меньше чем двух недель.

«И, пока казахстанский вагон стоит, узбекские вагоны успевают уже три раза съездить продать. Соответственно, спрос на нашу муку все более уменьшается. Сейчас расходы повышаются – биржа, тарифы, транзит. Если государством в отношении наших соседей не будут приняты какие-то зеркальные меры, а мы большая страна, имеем право свой торговый характер показать, то наше положение станет еще плачевнее», – говорит Таисия Колегова.

Предприниматели уверены: отрасль нужно поддержать субсидиями, а тарифы внутри Казахстана необходимо пересмотреть. К недобросовестным соседям принять соответствующие адекватные меры. Может, тогда они начнут «играть» по-честному и в концуренцию вернутся нормы добропорядочности. Во всяком случае, переговоры между нашей страной и Узбекистаном на эту щекотливую тему необходимы, иначе мы сначала останемся без последнего рынка сбыта, а потом и без собственной переработки.

Источник: inbusiness.kz

Новости

Аналитика и интересное о зерновом рынке

News in English