Эффект пошлины: севооборот пока не изменится, но инвестиции аграриев в технологии могут снизиться

Бизнес-сообщество продолжает обсуждать возможные последствия госрегулирования рынка, в частности, введения на постоянной основе плавающей экспортной пошлины на зерно. Многие аналитики считают, что в перспективе это приведет к снижению мотивации растениеводов и сокращению производства зерна, хотя в весеннюю посевную существенных изменений в севообороте, вероятно, еще не произойдет. Хотя, например, группа «Русагро» сообщила, что не сможет полностью компенсировать потери, связанные со снижением цен реализации зерна в результате введения новых правил определения пошлин, поэтому компания планирует уменьшить долю зерновых агрокультур в структуре посевов в 2021 году.

«Изменения государственной политики негативно повлияли на наши инвестиционные планы. Мы сокращаем сев яровых зерновых, но увеличиваем сев сахарной свеклы, бобовых и масличных», — уточнил «Агроинвестору» гендиректор «Русагро» Максим Басов. При этом компания рассчитывает, что производство зерна у нее останется на уровне прошлого года, поскольку был увеличен озимый клин.

Другие участники рынка, опрошенные «Агроинвестором», не спешат что-то менять или пока не афишируют такие планы. «У нас на 2021 год планы и севооборот утверждены, следовательно, ничего менять не собираемся, — говорит гендиректор группы «АгроГард» Павел Царев. — В дальнейшем, скорее всего, глобально менять севооборот тоже не будем, так как севооборот — это выверенные решения, которые принимаются не на один год».

Аналогичное мнение высказывает гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александр Неженец. «Мы слишком серьезно относимся к севообороту, чтобы вносить в него какие-либо изменения. Если и корректируем его, то очень мягко, — комментирует он. — В нашем севообороте пшеница занимает около 45% и по-прежнему остается для нас главной агрокультурой, несмотря на решения правительства по регулированию экспорта». Неженец добавляет, что принимаемые меры, безусловно, снижают доходность компании и не способствуют расширению инвестиций в развитие бизнеса.

Концерн «Покровский» (Краснодарский край) внимательно наблюдает за ситуацией и рассматривает вопрос сокращения ранее запланированных инвестиций в агробизнес, в 2017—2020 годах он вкладывал по 3-5 млрд руб. в год. «Мы очень озабочены резким усилением администрирования в такой рыночной и конкурентной сфере, как сельское хозяйство, — поясняет управляющий агробизнесом концерна Станислав Кашуба. — Как производители сахара, мы опасаемся сокращения посевов сахарной свеклы со стороны фермеров, если бы не наши три сахарных завода, то и сами бы сократили их в связи с низкой рентабельностью и неопределенностью на рынке. Считаем, что принимаемые административные и тарифные меры избыточны, а складывающаяся тенденция может быть опасна для рынка». Тем не менее, пока компания не планирует что-то менять в структуре своих посевов. Правда, окончательное решение будет приниматься ближе к севу в зависимости от уровня влаги в почве, добавляет Кашуба.

Замдиректора «Продимекс-холдинга» Вадим Ерыженский: «Мы с пониманием относимся к применяемым государством мерам по регулированию цен. В структуре ярового сева ничего не меняем и менять не планируем. У нас сложившийся севооборот, на который почти не влияют временные внешние факторы».

У агрохолдинга «Зерно жизни» (СИНКО) никаких существенных изменений в структуре ярового сева в этом году тоже не предвидится. «Севооборот для нас закон, и отдельные флуктуации по предстоящему севу связаны лишь с переходом с пятипольного севооборота на шестипольный, — рассказывает директор компании Андрей Зорин. — Этот переход связан с внедрением no-till. К тому же к посевной уже все закуплено — техника, семена, ГСМ, СЗР, удобрения». По его словам, в более долгосрочной перспективе изменения возможны, но все они связаны только с окончательным переходом хозяйств холдинга на технологию no-till и с оптимизацией агрологистики, в том числе укрупнением участков под ту или иную агрокультуру.

«В нашем бизнесе достаточно и не связанных с вмешательством регулятора рисков: погода, рынок, изменения конкурентной среды. И всего предугадать невозможно, на какую-нибудь «мину» обязательно нарвешься. Наше главное правило: если не знаешь, как поступить, поступай по севообороту», — продолжает Зорин. Тем не менее, компания надеется, что пошлины и квоты будут действовать только до июня, а затем экспорт зерна восстановится: стране он нужен, ведь это источник валюты и реноме России на мировом зерновом рынке. При этом топ-менеджер подчеркивает, что для бизнеса крайне важны стабильные и понятные правила игры, чтобы планомерно развиваться, повышая производительность, объемы и качество продукции. «У нас же сегодня так, а завтра эдак. Спонтанные, спорадические, бессистемные вмешательства и кипучая деятельность наших законотворцев не только корежат рынок, но и сильно снижают его инвестиционную привлекательность», — уверен он.

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько говорит, что все планы аграриев на весенний сев уже сверстаны, и поменять их почти невозможно. «Небольшие коррекции, вероятно, будут, однако коснутся они, скорее, не севооборота, а средств производства, например, сельхозпроизводители могут уменьшить расход удобрений или СЗР, — думает он. — Более серьезный эффект от нового пакета мер госрегулирования возможен на поздних сроках вегетации, в ходе уборки и особенно в период осенних полевых работ, включая сев озимых».

Директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов считает, что после введения экспортных квот и пошлин у аграриев может появиться соблазн уменьшить посевы яровой пшеницы. Также можно предположить, что сельхозпроизводители снизят площади под сахарной свеклой. «Эти агрокультуры могут заменить, в первую очередь, масличными, так как их конъюнктура определяется мировыми ценами на масло и даже при наличии экспортных пошлин цены на масличные сейчас находятся на высоком уровне, — рассуждает он. — Также яровую пшеницу аграрии могут частично заместить в яровом севе ячменем или кукурузой». Однако стоит понимать, что яровая пшеница занимает не такие большие площади как озимая, которая уже посеяна, поэтому серьезно севооборот в этом сезоне изменить не удастся, обращает внимание эксперт. К тому же не у всех сельхозпроизводителей есть достаточное количество семян для того, чтобы заменить пшеницу другими агрокультурами, добавляет Сизов.

Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский тоже полагает, что на яровой сев этого года вводимые ограничения вряд ли как-то повлияют: свои правила будет диктовать необходимость поддержания севооборота. Хотя какие-то маневры могут быть в случае гибели озимых, и придется пересевать запланированные под ними площади. «А вот в дальнейшем мотивация аграриев развивать некоторые направления будет просто уничтожена, — уверен он. — В первую очередь, они будут меньше инвестировать в технологии, а значит, будет снижение урожайности. С осеннего сева под урожай 2022 года севообороты уже станут формироваться по-другому: аграрии будут пытаться найти ниши, не затронутые регулированием, и сеять больше агрокультур, которые перспективны в продажах. Пшеница в условиях задекларированных ограничений становится нерентабельной».

Источник: Агроинвестор

Новости

Аналитика и интересное о зерновом рынке

News in English