Российские экспортеры пшеницы несут убытки из-за резкого обвала мировых цен

Российские экспортеры пшеницы несут убытки из-за резкого обвала мировых цен: за зерно, которое они покупали по $240 за тонну, в начале марта заграничные покупатели не дают больше $225, пишет «Метагазета». Около 30% экспортеров не доживут до нового урожая, полагают эксперты.

Экспортные цены на пшеницу упали с $245 за тонну в первой декаде февраля до $224-225 за тонну к 10 марта (контракты с доставкой в апреле-мае). В мае 2017-го крупнейшие экспортеры подписали хартию и «Правила Клуба подписантов» с Федеральной налоговой службой РФ (ФАС), обязавшись приобретать зерно напрямую у аграриев, в результате экспортеры попали в ловушку: они закупали зерно у аграриев по $240 за тонну, а сейчас пшеница уходит за рубеж по $225. Причина снижения мировых цен — приближение начала сбора нового урожая, а запасы держатся на необычайно высоком уровне. «В конце июня начнется уборка в России, в Америке — еще раньше. При этом запасы в мире достаточно большие. То есть предложение высокое, а спрос — низкий», — говорит руководитель зернового направления Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Олег Суханов.

Экспортеры оказались перед выбором: снижать цену до мировых уровней либо вообще ничего не продавать за границу; или уходить с рынка, говорит Олег Суханов. Перейти в режим ожидания не все могут себе позволить. «Есть такие, кто не может в силу определенных обстоятельств не работать: нужно кредиты обслуживать, штат содержать, выполнять различные обязательства», — отмечает Денис Кочкин, директор агропромышленной компании ООО «Содружество». Невыездное зерно Автоперевозчики отказываются везти зерно в порты, блокируют элеваторы, требуя повышения тарифов, которые снизились и не компенсируют возросшие затраты. При этом усилился весогабаритный контроль, не позволяющий возить с перегрузом, чтобы выйти в нуль.

Крупные компании, вроде ТД «Риф», «Гленкор», «Астон» и «Мирогрупп», переживают ценовые волны без потерь. «Экспортеры «большой десятки» имеют собственные перевалочные мощности и корабли. Собственная перевалка дешевле на 70%, а на фрахте судов они вообще могут зарабатывать. А малые экспортеры платят за все, причем по завышенной цене», — рассказывает Кочкин.

Примерно 20-30% экспортеров прекратят деятельность или обанкротятся, полагает Михаил Марышев, председатель комитета АПК Ростовского отделения организации малого и среднего предпринимательства «Опора России». Причина — недальновидные действия участников рынка. «Многие участники рынка в последнее время наращивали объемы, обороты — лишь бы каким-то образом перекрыть себестоимость внутренних процессов (зарплаты, налоги и прочее). В этой погоне все опустились ниже порога рентабельности, рассчитывая, по большому счету, на чудо», — объясняет эксперт. 

Новости