О ценах на зерно, развитии его экспорта и планах ВТБ в отрасли — Д. Рылько, гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка

Как правило, при хорошем урожае зерна цены на пшеницу и ячмень на внутреннем рынке к сентябрю выстраиваются по экспортному паритету либо находятся ниже. Однако в этом году почти на всей территории России цены остаются гораздо выше экспортных. С конца июля экспортные цены уменьшились на $12/т, опустившись до минимального уровня с октября 2018 года. При этом цены на внутреннем рынке в течение августа росли, начав незначительно уменьшаться лишь с первой недели сентября. О ситуации в зерновом секторе «Агроинвестору» рассказал гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько.

- Как вы оцениваете конъюнктуру рынка зерновых в этом сезоне?

- Из-за девальвации рубля и неурожаев в ряде стран — крупных мировых производителей стоимость зерна в течение прошлого сезона повсеместно дошла до рекордно высоких уровней. В этом году ситуация сильно поменялась. В большинстве стран, в том числе у нас, урожай средний. Рубль в целом тоже укрепился, ожидания 70 руб. за доллар пока не оправдываются. Поэтому цены на зерно в начале сезона снизились. В то же время, сейчас можно сказать, что ценовое дно по пшенице и ячменю мировой рынок прошел, и теперь их стоимость постепенно растет. На пике падения цена на пшеницу с 12,5% протеина на FOB доходила до $181 за тонну, а сейчас составляет уже около $185 за тонну.    

— Какая ситуация на внутреннем рынке?

- На нашем рынке наблюдается некоторая сумятица. Во-первых, животноводы, помня ужасы сезона-2018/19, решили запастись ячменем и пшеницей с самого начала сельхозгода. За животноводами, разумеется, потянулись мукомолы. Во-вторых, появился крупный государственный игрок (ВТБ, планирующий создать объединенный зерновой холдинг, и в частности купивший 70% акций зернотрейдера «Мирогрупп ресурсы»), который решил сразу показать себя на рынке. Эти два фактора разогрели российский рынок, и уже в течение 2,5 месяцев внутренние цены на зерно находятся выше мировых паритетов. Животноводы, на мой взгляд, вообще неверно оценили ситуацию, задрав цены. Продавцы, увидев такие цены в начале сезона, естественно, притормозили реализацию зерна, это привело к еще большей панике у животноводов. В общем, понятная история. Как говорят американские коллеги, «у высоких цен всегда длинные хвосты». Соответственно, снизился экспорт по сравнению с прошлым годом: по состоянию на середину сентября примерно на 20%.

— Стоит ли в ближайшее время ждать активизации отгрузок?

- Если наши аграрии решат, что нужно принимать рынок таким, какой он есть, и продавать зерно по мировым ценам, то да. Сейчас российские сельхозпроизводители оценивают свой товар выше мирового рынка, поэтому спрос на него слабеет. И тут уж кто кого перетерпит, что называется. Если наша страна из-за слишком высоких внутренних цен временно уйдет с мирового рынка пшеницы, это будет «бэмс», и мировые цены, безусловно, укрепятся. Но они не достигнут уровней прошлого года. К тому же есть риск во второй половине года остаться с высокими запасами и без спроса.

 - А что можно сказать о новых экспортных направлениях? Например, насколько позитивен для нас тот факт, что Саудовская Аравия разрешила поставки пшеницы из России?

- В этом смысле чуда не произошло. Есть вероятность, что после недавнего тендера туда уйдет одно «экспериментальное» судно из России, и они еще раз оценят качество, уже не из контейнера, а из массовой партии. В целом, Саудовская Аравия — крайне осторожный консервативный покупатель.

— В этом году качество российского зерна значительно выше, чем несколько предыдущих лет подряд. При этом разница в цене между разными классами незначительна. Почему?

- В текущем сезоне в Центре страны и частично в Поволжье погодные условия, при которых проходила уборка, были довольно благоприятными, необычно высокое качество зерна и на Юге. В итоге получилась парадоксальная ситуация: выявилась относительная нехватка фуража, условного фуража (зерно с 10,5% протеина) и условно «плохой четверки» (зерно с 11,5% протеина). Высокопротеиновой пшеницы, наоборот, стало необычно много. В связи с этим разброс по ценам резко сократился.

-  Что вы думаете о планах уже упомянутого ВТБ создать объединенный зерновой холдинг - если это произойдет, как это может повлиять на рынок?

- Если кратко, придерживаюсь официальной точки зрения Минсельхоза о том, что приватизация «Объединенной зерновой компании» (в том виде, как это предлагает сделать ВТБ) преждевременна.

Новости

Аналитика и интересное о зерновом рынке

News in English