Опрос: снижение цен, рост издержек и риск гибели посевов

В этом году яровой сев в России начался на 10 дней раньше средних многолетних сроков. В целом, по прогнозу Минсельхоза, его планируется провести на площади 52 млн га. Озимые под урожай 2020 года заняли около 18,3 млн га. По оценке агроведомства, сейчас почти 94,5% посевов находятся в хорошем и удовлетворительном состоянии, однако окончательные выводы можнобудет делать только после схода снега и начала вегетации, отмечал на прошлой неделе на заседании правительства глава министерства Дмитрий Патрушев. По прогнозу Минсельхоза, урожай зерна в этом году может превысить 125 млн т против 121,2 млн т в 2019-м.

Однако благоприятные прогнозы негативно влияют на цены: по данным Refinitiv Agriculture, в конце прошлой недели пшеница с протеином 12,5% подешевела в среднем до 209,5/т (FOB Новороссийск). Темп экспорта зерна отстает от прошлогоднего: согласно информации Россельхознадзора на основе выданных фитосанитарных сертификатов, с начала сезона по 3марта за рубеж было отгружено 32,3 млн т зерновых и зернобобовых (с учетом поставок в страны ТС), что на 12% меньше, чем за аналогичный период прошлого сельхозгода. Также на рынок продолжает влиять распространение коронавируса, а после падения цен на нефть усилился фактор девальвации рубля. «Агроинвестор» спросил участников рынка, как, по их мнению, будут развиваться события, и что вызывает опасения.

Алексей Олешко, заместитель генерального директора ТД «Степь»:

- Строить долгосрочные прогнозы не берусь, трейдеры живут в рамках месяца. Сейчас идет пологое снижение цен на мировом рынке. Это не сезонное явление, здесь влияют глобальные факторы: отчет USDA, поведение участников рынка. Что могу сказать о котировках на пшеницу: апрель по отношению к марту -минус $4-7, май к апрелю— минус $7-10. Если на март заключали договоры по цене $235/т, то в реальности сейчас продаем по $220-225. В апреле— предложение по цене $210/т, спрос— $207/т. Внутренний рынок немного отстает от мирового, для экспортеров сегодня спред отрицательный. Закупочные цены поддерживает и спрос со стороны переработчиков, особенно это касается ЦФО: они всегда держат цены на 300-500руб./т выше, чем у экспортеров.

Оценка перспектив нового урожая и информация о том, что озимыми засеяна рекордная площадь в России, влияет на цены в июле-августе. Здесь котировки тоже садятся: в середине феврале видели спрос по $204/т, в начале марта уже $195/т и, думаю, это не предел.

Что касается оценки запасов зерна, то на бумаге они большие, но это не отражает действительности, потому что не учитываются объемы зерна, вывезенного автомобильным транспортом в Казахстан, Армению, Азербайджан. В рамках ЕврАзЭС они не декларируются, а там большие объемы. По моим оценкам, только из одной Омской области отгрузили около 400 тыс. т, столько же из Алтайского края.

Виктор Сергеев, председатель Кубанской ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов:

- Яровой сев у нас уже в разгаре, главная тревога фермеров, что не будет цены на зерно во время уборки. Мы так и не научились влиять не ценообразование, по-прежнему, закупочные цены диктуют зернотрейдеры, хотя они тоже зависят от мирового рынка. Решением видится создание центров компетенций, которые будут помогать снабженческо-сбытовым кооперативам самостоятельно продавать свою продукцию на внешний рынок. Почему это важно? Сейчас за тонну пшеницы 3-го и 4-го классов у нас дают 12тыс.руб. Себестоимость достигает 8тыс.руб./т. ГСМ, удобрения, средства защиты растений каждый год дорожают. Прямые экспортные поставки— возможность повысить рентабельность производства. Положительный опыт у нас есть: в Ейском районе работает такой кооператив.

Сергей Чебаненко, агроконсультант, Ставропольский край:

- Сейчас ситуация крайне непонятная, перспективы нового урожая на Ставрополье очень туманны из-за засухи. По оценке регионального Минсельхоза, 95,7% посевов озимых в хорошем и удовлетворительном состоянии. Но это крайне субъективно: четких критериев оценки состояния посевов нет, оценивают, фактически, на глаз. Благодаря теплой зиме растения живые, но запаса влаги хватит ровно на полмесяца активной вегетации. В таких условиях, опасаюсь, будет катастрофа. 10-12 ц/га— это максимум, который можно ожидать на сегодняшний момент. И такая ситуация не только на Ставрополье, но и на юге Ростовской области, в центральной полосе России.

Мы видим снижение цен на мировом рынке, но на внутреннем его должен компенсировать рост курса доллара. Сомневаюсь, что цены сильно упадут в конце сезона. Думаю, как только фактор засухи станет очевидным, падения точно не будет. Но есть опасения насчет действий со стороны государства, причем речь не о квотировании, а о возможности повторении эмбарго на экспорт. В целом нынешний уровень цен хоть и сложно назвать справедливым, но и нельзя сказать, что он очень низкий, ведь значительного роста затрат по сравнению с прошлым годом не было.

Николай Бобошко, вице-президент агрохолдинга «Василина» (Самарская, Оренбургская и Саратовская области):

- Больше всего волнует всегда одно: парадокс цен. Дорожает все— ГСМ, запчасти, техника. Машины за год выросли в цене минимум на 30%. Топливо в начале сезона покупали по 36руб. за литр, сейчас— 45руб. При этом цены на зерно упали на 1-2тыс.руб./т. Сейчас самое массовое предложение: 11тыс.руб./т за пшеницу 4-го класса. Для нашего предприятия это порог не критичный благодаря большим объемам и используемым технологиям, но нынешний уровень цен не позволяет нам увеличивать зарплату, покупать больше техники и развиваться. Хочется стабильности цены и сбыта, а этого нет.

Кроме того, мы зависим от погоды— сейчас нет никакой уверенности, какой урожай удастся собрать в этом году. У нас климат резко-континентальный, засушливый, и сейчас мы как на пороховой бочке: такой зимы еще не было. Март на дворе, а снега нет, почва сухая. Даже небольшие заморозки грозят гибелью посевов. Под озимыми у нас 50 тыс. га, это 1/5 часть пашни. Надеемся получить урожайность не менее 25 ц/га, закупили удобрения, есть техника, но главный вопрос— будет ли влага.

Еще одна трудность— усложнение документооборота. Вводятся дополнительные ограничения по перевозкам зерна, требования к транспортным компаниями: они должны быть зарегистрированы для предоставления услуг по перевозке. Кроме того, усилен карантинный контроль, теперь без карантинных сертификатов нельзя перевозить зерно даже из одного хозяйства в другое в пределах холдинга.

Новости

Аналитика и интересное о зерновом рынке

News in English