Локдаун как подарок аграриям — сельское хозяйство РФ пережило пандемию неожиданно хорошо

Сельское хозяйство РФ пережило пандемию неожиданно хорошо. В этом году аграрии ожидают дальнейшего роста всех секторов.

2020 год был непростым для сельского хозяйства из-за теплой зимы, достаточного количества осадков в виде снега, последовавшей засухи и наложившегося локдауна, тем не менее по выращиванию многих культур удалось превзойти результаты 2019 года.

Как подсчитали в ГК «Шанс», на данный момент около 30% пашни до сих пор не обрабатывается. В 2021 году, по данным Минсельхоза, посевная площадь увеличится на 600 тыс. га. Будет развиваться мелиорация в регионах. «В связи с освоением новых земель Россия уже столкнулась с проблемой отсутствия мелиорации и необходимостью повышения плодородия и рационального использования земли сельскохозяйственного назначения. Земли много, а над качеством нужно работать. Для этого требуется проводить мелиоративные мероприятия. Поэтому в ближайшие десять лет государство начнет уделять внимание мелиорации, поддерживать институты, компетентные в этих вопросах»,— прогнозируют эксперты «Шанса». В таких регионах, как Сибирь и Дальний Восток, где много неосвоенных земель, будет набирать обороты экстенсивное земледелие. Что касается посевов культур, отмечают в компании, то увеличится количество масличных из-за роста цен на подсолнечное масло и дальнейшего экспорта культур. Также увеличатся посевы зерновых. «Зерно — это основной продукт на экспорт. Производство зерна будет расти в ближайшие десять лет. Также на Дальнем Востоке увеличатся посевы сои на экспорт»,— уверены в «Шансе».

Кроме того, все сельскохозяйственные мероприятия будут реализовываться согласно Доктрине продовольственной безопасности. «Например, речь идет не просто о выращивании сырья на экспорт, а о развитии переработки собственного сельхозсырья, что позволит сосредоточить капитал внутри страны и расширить рабочие места. Опять же при переработке сельхозсырья налоги будут оставаться внутри страны. Стоит ожидать мер господдержки для отечественных производителей, чтобы достигнуть целей по продовольственной безопасности, увеличить долю российских сельхозпродуктов с 15–20 до 80% в некоторых сегментах»,— считают аналитики «Шанса».

Развитие племенного дела, селекции и семеноводства — другое важное направление, которое будет в особой зоне внимания государства. «После перестройки мы практически потеряли всю отечественную селекцию, наши научные институты перестали получать финансирование и вынуждены выживать сами. Естественно, в этот период на отечественный рынок пришли западные компании, предоставляющие более конкурентоспособные семена лучшего качества. Например, около 40% пшеницы, которая выращивается у нас,— это пшеница иностранной селекции. По подсолнечнику, кукурузе, сахарной свекле, рапсу этот процент гораздо выше. Развитие селекции позволит не зависеть от импорта»,— прогнозируют в компании.

Кадры подкачали

Татьяна Козлова, старший руководитель проектов направления «Оценка и финансовый консалтинг» группы компаний SRG, отмечает, что сельское хозяйство, несмотря на хорошие показатели по итогам 2020 года и признание локомотивом роста, все-таки тоже пострадало от коронавируса. Нехватка трудовых ресурсов сказалась как на посадочных площадях, так и на сборе урожая. Нехватка оборотного капитала и зависимость от банков усугубились. Мягкая денежно-кредитная политика 2020 года увеличила ликвидность на рынке, вкупе с увеличением мировых цен на сельхозпродукцию и продовольствие из-за пандемии она привела к значительному скачку цен и на внутреннем рынке. «Ключевыми тенденциями можно назвать ускорение цифровизации отрасли на примере крупных игроков и увеличение разрыва между крупным и мелким сельскохозяйственным бизнесом. На фоне снижения рекламного рынка и тарифов заметно увеличилось продвижение на рынок сельскохозяйственных брендов. Вероятно, стоит ожидать дальнейшего укрупнения бизнеса в выращивании овощей, птицеводстве и свиноводстве. Мировой тенденцией является рост цен на продовольствие. И продовольственная безопасность страны будет одним из основополагающих принципов. Из тенденций государственного регулирования можно отметить обновление госпрограммы по вовлечению в оборот сельскохозяйственных угодий»,— говорит госпожа Козлова.

Данил Шелехов, руководитель проекта «Яндекс.Маршрутизация», подтверждает курс сельского хозяйства на цифровизацию. По его словам, одной из тенденций 2020 года стало развитие технологий на AgTech-рынке в России. Так, некоторые агрохолдинги запустили в разработку проекты по автоматизации планирования маршрутов при процессе уборки урожая. В зависимости от выращиваемой культуры требования, в том числе и к планированию транспорта, и построению маршрутов, могут быть разными. Например, при уборке пшеницы из-за дороговизны простоя комбайнов нужно обеспечить бесперебойную загрузку транспорта. При этом не должно появляться и очередей на элеваторе со своей мощностью переработки. А при уборке сахарной свеклы надо учитывать процент гнили в кагатах, находящихся на поле, чтобы завод принял ее на переработку. «Однако такие проекты столкнулись со сложностями, связанными со спецификой отрасли. Так, резко меняющиеся погодные условия имеют большое влияние на планы и маршруты, которые составляет алгоритм: прошедший с утра дождь может размыть дороги, по которым планировался проезд грузовых машин. Кроме того, алгоритмам планирования не хватает геоданных, например, разметки полей или сведений о дорогах между ними. Подрядчики, которых агрохолдинги задействуют в своей работе, зачастую работают разрозненно, что мешает централизованному управлению и усложняет внедрение инструментов автоматизации на их личные транспортные средства»,— рассуждает эксперт.

Неожиданный позитив

Представители John Deere также отмечают позитивную роль роста цен для отрасли. «Несмотря на то, что собранный объем урожая не сильно отличался от объема урожая 2019 года, позитивно сказался существенный рост мировых цен в 2020 году на основные культуры — по причине пандемии спрос на продовольствие во второй половине прошлого года в мире сильно вырос, и Россия не стала исключением, а с учетом текущего курса рубля экспортные отгрузки принесли существенную прибыль аграриям. Поэтому, несмотря на все трудности, 2020 год в итоге получился очень позитивным и помог улучшить финансовое состояние сельхозпроизводителей»,— радуются в компании.

Сергей Харитонов, заместитель генерального директора JCB в России и СНГ, также говорит, что в 2020 году вместо падения спроса, которое ожидалось в разных сегментах экономик стран на фоне пандемии, рынок сельскохозяйственной техники в России остался на уровне 2019 года. «Более того, потенциал рынка был гораздо выше, но рост сдерживался отсутствием достаточного количества машин на складах дилеров. Поддержку рынку сельхозтехники обеспечили хороший урожай зерновых и рекордные цены на зерно»,— поясняет он.

Рост продолжится

В John Deere полагают, что в среднесрочной перспективе рост продолжится: «Спрос на продовольствие и продукты питания в условиях пандемии вырос и будет расти в среднесрочной перспективе. На фоне этого мы видим рост продаж нашей техники практически во всем мире. Но отрицательными факторами могут стать рост цен на технику в силу увеличения мировых цен на металл, повышение расходов на транспортные издержки, рост цен на ГСМ и СЗР».

В JCB с прогнозом согласны. Господин Харитонов говорит: «В первом квартале 2021 года мы отмечаем высокий спрос на сельскохозяйственную технику. Рост рынка за этот период составил более 20%. Цены на многие сырьевые товары достигли максимальных исторических значений, что позитивно сказывается на доходах производителей. Кроме того, и без того высокий спрос на машины подстегивают заказчики, которым в прошлом году сельскохозяйственная техника не досталась на фоне дефицита, вызванного пандемией коронавируса. Мы ожидаем, что высокий спрос на машины будет сохраняться в течение всего года, и рассчитываем, что рынок вырастет на 20–30% по сравнению с 2020 годом».

В John Deere отмечают, что самый большой рост сегодня происходит в сегменте пшеницы, кукурузы, подсолнечника. «Хорошие перспективы у направления мясного животноводства в связи с расширением экспорта продукции в Китай и страны Ближнего Востока. Молочное направление тоже показывает положительную динамику, но, к сожалению, отстает от тех же зерновых — потребление молока в основном внутреннее, поэтому есть объективные ограничения по росту цен в этом сегменте»,— указывают в компании.

К ключевым тенденция в John Deere относят два основных направления в России. «Во-первых, постепенное изменение климата, к которому приходится приспосабливаться. Но в России это может увеличить сезонность, а в перспективе — повысить урожайность. Во-вторых, цифровизация отрасли — датчики на технике, спутниковые снимки полей и урожайности, развитие и внедрение искусственного интеллекта для обработки полей средствами защиты растений или для автоматизации уборки урожая, методы дистанционного контроля и управления как техникой, так и процессами на поле. Все это работает на оптимизацию затрат, а значит, способствует повышению выручки аграриев»,— перечисляют в компании.

В John Deere считают, что при правильном регулировании отрасли и экспортных ограничений Россия может еще больше нарастить экспорт и закрепиться в качестве основного поставщика зерновых на мировом рынке, прежде всего пшеницы.

Источник: Коммерсантъ

Новости

Аналитика и интересное о зерновом рынке